ГИЛС и НП
Министерство промышленности и торговли российской федерации
+7 (495) 676-43-60 109044, Москва, Лавров пер., дом 6

История создания и внедрения правил GLP

Доклинические исследования соединений с регуляторной целью начали широкое распространение еще с 1920 года, когда Дж. Треван представил концепцию летальной дозы 50% (LD50).

После чего различные направления и методы экспериментальной токсикологии получили свое развитие. Однако понятие GLP (good laboratory practice) начало свой путь только с 1960-х и 1970-х годов. С одной стороны, в это время возрастал интерес общества к безопасности окружающей среды (энвайронментали́зм). В 1962 г Рэйчел Карсон подробно описала негативное воздействие неизбирательного использования пестицидов на окружающую среду в своем труде «Тихая весна», что спровоцировало создание национальных агентств по охране окружающей среды и необходимость в создании лабораторий для тестирования безопасности веществ.

В тоже самое время, стремительно увеличивалось количество разработок новых лекарств, а в регуляторные органы поступали результаты исследований, достоверность которых представлялась сомнительной. Этот период совпал с крупнейшей атропогенной катастрофой, «эпидемией уродств» — талидомидовой трагедией. Талидомид был зарегистрирован в качестве седативного средства у беременных и начал широко применяться с 1957 года. А с 1958 по 1961 в мире родилось (по разным данным) от 8 000 до 12 000 младенцев с мутациями (отсутствие верхних конечностей или их отделов). Около 7000 детей погибло, не дожив и до первого дня рождения.

В 1970-х Управление пищевой и медицинской промышленности США (FDA) катализировало широкое внедрение федеральных нормативных актов, устанавливающих стандарты проведения доклинических исследований. Это отразилось и в правилах подачи заявки на новый исследуемый препарат (IND), которая теперь должна была содержать данные о безопасности и эффективности вещества до первого контакта с человеком. Именно в этот период появляется понятие GLP.

Параллельно с разработкой нормативной базы, совершенствовалась и система регулирования доклинических исследований, подразумевающая инспекции их качества и достоверности. И первые инспекции испытательных лабораторий, к сожалению, обнаружили целый ряд печальных находок: проблемы с обеспечением качества исследований, сокрытие результатов от FDA и многие другие.

Так, первые серьезные нарушения были выявлены в контрактной лаборатории Industrial Bio-Test Laboratories (IBT), расположенной в Нортбруке, штат Иллинойс, США. IBT проводила исследования для правительства США, а также для химических и фармацевтических компаний, как зарубежных, так и отечественных, предоставляла данные токсикологии в федеральные агентства. Объектами исследования IBT являлись лекарства, инсектициды, гербициды, пищевые добавки, пестициды, косметика и чистящие средства. Было подсчитано, что за 10 лет до проверки FDA, IBT выполнила 35-40% всех токсикологических исследований в США. Несоответствия в IBT были обнаружены случайно, когда сотрудник Syntex Corporation уведомил FDA о проблемах с данными, отправленными компанией Syntex в FDA. Вместо того, чтобы взять файл Syntex, инспектор FDA ошибочно выбрал для просмотра файл IBT, которую Syntex нанял для проведения исследования по контракту. Исследование, представленное IBT, было настолько несовершенным, что не могло ни доказать, ни опровергнуть безопасность продукта. На основании недостатков, обнаруженных в документах IBT, FDA было предложено провести инспекцию объекта.

Во время визита FDA в IBT было обнаружено множество шокирующих доказательств неправомерного поведения ученых.

Проблемы с уходом за животными и научной честностью IBT были подтверждены, когда инспекторы вошли в комнату для изучения грызунов, которую в последствии коллеги из FDAназвали «Болото». В своей статье «Подделка: дело против промышленных биотестовых лабораторий», Кейт Шнайдер описала печально известное «Болото». В этой комнате, где проводились токсикологические исследования, из-за неисправности инженерной системы на животных распылялся сплошной туман, пол погружался на четыре дюйма воды, и животные утопали в клетках. Техники заходили в комнату в резиновых сапогах и масках, защищающих их от запаха разлагающихся тел. Многие исследуемые животные умерли и быстро разложились, что не позволило исследовать их трупы. Мертвых животных при исследованиях обычно заменяли животными, размещенными в комнате через коридор, и замена не была задокументирована. Подобные условия были обнаружены и в четырех других комнатах. Работавший в то время зоотехник предупредил главу отдела токсикологии, и ответ был таков, что мало что можно сделать для решения проблемы.

«Болото» все еще использовалось три года после того, как была обнаружена ​​неисправность инженерной системы. Помимо проблем со здоровьем и благополучием животных в «Болоте», на IBT также часто наблюдались примеры неправомерного поведения ученых. Коллеги из FDA назвали это явление «Магическое карандашное исследование». Фабрикация данных, удаление данных из отчетов, замена мертвых исследуемых животных здоровыми, не получавшими исследуемых веществ, изменения в интерпретации срезов гистопатологии и изменения в выводах отчета, чтобы они выглядели более благоприятными, были частыми случаями. Специалист по животным из IBT заявил, что мертвые животные были заменены новыми, заполняя пробелы в исследованиях, а не прекращая исследования, при этом спонсоры не были уведомлены. В окончательных отчетах говорилось, что ткани не могут быть осмысленно оценены из-за разложения, тогда как ткани действительно могли показать результаты, связанные с исследуемым веществом.

Проверка IBT FDA началась 11 апреля 1976 г. и продолжалась до 12 июля того же года. Были проверены исследования, проведенные для нескольких разных спонсоров. В 1977 году FDA передало дело IBT в Министерство юстиции США. Произошло обширное уничтожение записей персоналом IBT, но Департаменту юстиции удалось изъять около 30 000 компрометирующих документов. В мае 1981 года коллегия присяжных заседателей в Чикаго вынесла обвинительный приговор президенту IBT, главе отдела токсикологии для крыс и еще двоим сотрудникам. Трое сотрудников были признаны виновными в мошенничестве с использованием почты и предоставлении ложных сведений правительству. В итоге одного обвиняемого приговорили к году в тюрьме с последующим четырехлетним испытательным сроком; двое других были приговорены к шести месяцам тюремного заключения и двум годам условно. Поскольку только 214 из 1205 исследований были признаны приемлемыми, расследование потребовало повторного тестирования тысяч веществ. Компании-Спонсоры потеряли колоссальное количество времени и средств.

Другим исследовательским центром, в котором были выявлены многочисленные случаи предполагаемых нарушений научной дисциплины, была компания G.D. Searle & Company (компания впоследствии была приобретена Pharmacia и в настоящее время входит состав в Pfizer) из Скоки (США).

Searle производил несколько основных фармацевтических и пищевых продуктов, включая Flagyl, Aldactone и аспартам. Подозрения по поводу данных Searle возникли в 1972 году, когда проводились исследования с целью получения разрешения на долгосрочное использование рецептурного препарата Flagyl, который уже был одобрен FDA. Исследователь, не связанный с Searle, представил статью в Журнал Национального института рака (NCI), которая показала, что Flagyl вызывал рак в его исследовании на животных. Представленные Searle данные о долгосрочных токсикологических исследованиях Flagyl были тщательно изучены, и было обнаружено, что существуют расхождения между индивидуальными и сводными данными. Searle повторно представил данные, но вместо того, чтобы изменить сводные данные, чтобы они соответствовали индивидуальным данным, отдельные индивидуальные данные были изменены, чтобы они соответствовали сводным.

Независимый анализ данных Searle, проведенный FDA, привел к выводам, которые сильно отличались от выводов, представленных фармацевтической компанией. Были также подняты вопросы в отношении задержки со стороны Searle представления важных результатов исследования. Эти события привели к инициации инспекции FDA предприятия Searle в июле 1975 года. Доктор Фрэнсис Келси и доктор Адриан Гросс из FDA провели  инспекцию Searle, и на основании их результатов было решено, что необходимо более детальное обследование. Было принято решение пересмотреть все исследования, проведенные в поддержку любых продуктов Searle, представленных с 1968 года.

Шесть групп инспекторов FDA были назначены для изучения Searle, для инспекции было выбрано 25 токсикологических исследований, которые проводились на объекте Searle, и Hazleton Laboratories of Falls Church, где Searle проводились исследования по контракту.

Проверка началась 6 октября 1975 г. и продолжалась до 19 декабря того же года. В январе 1976 года, после выявления многочисленных проблем, связанных с научной честностью и контролем качества Searle, Сенатор Эдвард Кеннеди объединил Комитет по здравоохранению, Комитет по труду и общественному благосостоянию, Комитет об административной практике и процедурах и Комитет судебной власти Сената США на совместных слушаниях по фармацевтическому тестированию.

Сенатор Кеннеди открыл слушания с его описание состояния фармацевтических исследований в Соединенных Штатах: «Точная наука — лучшая защита американского народа от небезопасных и неэффективных лекарств. Неточная наука, небрежная наука, мошенническая наука — это величайшая угроза здоровью и безопасности американского народа. Неправильна ли наука из-за канцелярской ошибки, из-за плохой техники, из-за некомпетентности или из-за преступной халатности — менее важно, чем само то, что она неверна. Ведь если она  неверна, и если, как в этом случае, FDA не знало — действительно, в соответствии с нынешней практикой — не могло — знать, что она неверна, тогда защитный регуляторный барьер между потенциально опасным лекарством и пациентом снимается!».

Краткое изложение инспекций центра Searle было представлено во время Совместных слушаний и отдельные случаи проблем были настолько многочисленными, что их невозможно было перечислить в форме FDA-483 (Инспекционные наблюдения). Результаты можно было разделить на категории, включая отсутствие обучения персонала, отклонения от протоколов исследования, проблемы с точной, адекватной и актуальной документацией, сохранение данных, необъяснимые расхождения и изменения данных, отсутствие контроля качества представленных данных, отсутствие гарантии качества, описание процедур и тестовых образцов и проблемы администрирования. Также было отмечено, что значимость неблагоприятных результатов была снижена за счет использования сомнительных статистических процедур и исключения данных, чтобы не регистрировать токсические эффекты.

Во время своего выступления в Сенате США в апреле 1976 года комиссар FDA Александр Шмидт поднял вопрос о том, были ли практики, наблюдаемые в IBT и Searle, отдельными случаями, существовавшими только в проверенных лабораториях, или же они были системными проблемами, существовавшими по всей стране.

Было решено, что в доказательстве наличия отраслевой тенденции нет необходимости, без промедления будет разработана корректирующая программа инспектирования лабораторий и производителей, обнародование стандартов надлежащей лабораторной практики и система обеспечения качества.

 

Источник: gxpnews.net